?

Log in

October 8th, 2006


Previous Entry Share Next Entry
05:29 pm - Wintersmith, Terry Pratchett
- 4 -
Вторая глава.
Мисс Тенета


Перед нами Тиффани Болит, летящая на метле высоко в горах, в лесу, за сотни миль от родного Мела. Это очень старая метла и летит она очень низко над землей, а чтобы она не переворачивалась, к ней сзади привязали два веника, наподобие тренировочных колесиков у детского велосипеда. Метла принадлежит престарелой ведьме по имени мисс Тенета, которая летает на метле еще хуже, чем Тиффани, и которой 113 лет.
Тиффани моложе ее более чем на сто лет. А еще Тиффани подросла по сравнению с прошлым месяцем и стала менее самоувереной, чем в прошлом году.

Тиффани учится на ведьму. Ведьмы обычно носят черное, но насколько она могла судить, ведьмы носили черное лишь потому, что они всегда носили черное. Эта причина не казалась ей достаточно разумной, и потому она предпочитала одеваться в голубое или зеленое. И роскошные наряды она тоже не презирала, но это потому, что ни разу их не видела.
Тем не менее, избежать остроконечной шляпы было невозможно. В остроконечной шляпе нет ничего магического, не считая того, что она служит указателем, что ее владелица – ведьма. Люди обращают внимание на остроконечные шляпы.

Но даже шляпа мало помогала ведьме в деревне, в которой она выросла. Трудно быть ведьмой для тех, кто помнит тебя двухлетней «девчуркой Джо Болита», которая бегала по улице в одной рубашонке.
В этом отношении не плохо было уехать куда-нибудь подальше. Почти все, кого знала Тиффани, и на десять миль не удалялись от родных мест, так что отправляясь в таинственные чужеземные края, ты и сам становился немного таинственным. Возвращался ты уже немного другим. Ведьмы обязаны быть другими.

Ведовство оказалось тяжелой работой безо всяких там колдовских «крекс-пекс-фекс» фокусов. Не было ни школ, ни чего-либо, похожего на уроки. Тем не менее, учиться ведовству самостоятельно считалось очень неразумным, особенно, если у тебя были способности. Поймешь что не так и за неделю перейдешь к хихиканью...

Если разобраться, то все дело было в хихиканье. Хотя, никто об этом прямо не говорил. Ведьмы говорили о том, что «нельзя быть слишком старой, слишком костлявой или иметь слишком много бородавок», но они никогда не упоминали хихиканье. Прямо не упоминали. Но они все время были начеку.
Скатиться к хихиканью было слишком просто. Ведьмы, в основном, жили в одиночестве (предпочтительно с кошкой), и целыми неделями не видели друг друга. В те времена, когда люди плохо относились к ведьмам, они обвиняли их в разговорах с кошками. Ничего удивительного, что ведьмы разговаривали с кошками. После трех недель разговоров о коровах, начнешь говорить и со стенами. А это первый признак хихиканья.

«Хихиканье» для ведьмы означало не только неприятный смех. Оно служило признаком, что ведьма начинала терять рассудок. Одиночество, тяжкий труд, ответственность и чужие проблемы потихоньку сводили ведьму с ума, так медленно, что она этого не замечала, пока не переставала умываться или не надевала чайник себе на голову. Это также означало, что ведьма начинала считать себя лучше других жителей деревни только потому, что знала больше них. Это означало, что вопрос о том, что хорошо, а что плохо, становился предметом переговоров. И, в результате, это означало, что ведьма, как принято было говорить, «склонялась ко тьме». Это был плохой путь. В конце этого пути ведьму ждали отравленное веретено и пряничный домик.
Что помогало, так это привычка ходить в гости. Ведьмы постоянно навещали друг друга, отправляясь в дальнмй путь ради того, чтобы выпить чашку чая с булочкой. Ну, отчасти, они ходили в гости ради сплетен, потому что ведьмы обожают сплетничать, особенно, если новости не настолько правдивы, насколько забавны. Но главным образом, визиты были нужны, чтобы приглядывать друг за другом.

Сегодня Тиффани летела навестить Бабушку Ветровоск, которая, по мнению большинства ведьм (включая и саму Матушку), была самой могущественной ведьмой в горах. Обычно такие визиты проходят очень чинно. Никто не спрашивает – «Ну как, крыша еще не поехала?» и никто не отвечает – «Да что вы! Я еще не рехнулась!». В этом нет никакой необходимости. Все и так понимают, что к чему и говорят совсем о другом. Но с Бабушкой Ветровоск, когда она бывала не в духе, было нелегко.

Она безмолвно сидела в кресле-качалке. Есть люди, чья сильная сторона - разговоры, Бабушке отлично удавалось молчание. Она могла быть так тиха и неподвижна, что постепенно исчезала из вида. Вы просто забывали о ее присутствии. Комната становилось пустой.

Люди обычно начинали беспокоиться. Видимо, так и было задумано. Но Тиффани научилась тишине у своей родной бабушки Болит. У Бабушки Ветровоск она узнала, что если стать совершенно беззвучной, то тебя перестанут замечать.

В этом Бабушка Ветровоск была дока.

Тиффани полагала, что это было такое заклинание «Я-Не-Здесь», если это вообще можно назвать заклинанием. Тиффани думала, что в каждом человеке было что-то, желающее заявить о своем существовании миру. Поэтому можно иногда почувствовать, что позади вас кто-то стоит, даже если он не издавал ни звука. Вы ловили его сигнал «Я-Здесь».
У некоторых людей этот сигнал был очень сильным. Именно их первыми обслуживали в лавках. Бабушкин сигнал «Я-Здесь» был настолько силен, что в случае необходимости, мог эхом отразиться от горных вершин. Когда Бабушка Ветровоск заходила в лес, волки и медведи бросались наутек.
Но она также умела выключать сигнал.
Чем как раз сейчас и занималась. Тиффани приходилось прилагать усилия, чтобы видеть хозяйку. Основная часть ее мозга говорила ей, что Бабушки в комнате нет.
Ну, подумала она, с меня хватит. Она кашлянула. Внезапно Бабушка появилась, как будто она всегда была здесь.

- Мисс Тенета чувствует себя хорошо. – сказала Тиффани.
- Замечательная женщина. – ответила Бабушка.
- Эхм, да.
- У нее странные привычки. – сказала Тиффани.
- Никто из нас не совершенен. – ответила Бабушка.
- Она завела новые глаза. – сказала Тиффани.
- Вот и хорошо.
- Это пара воронов...
- Все, что не делается, все к лучшему. – ответила Бабушка.
- Да, они лучше, чем мыши, которыми она обычно пользуется. – сказала Тиффани.
- Надеюсь, что так.
Беседа еще немного продолжалась в таком духе, пока Тиффани не разозлилась, что ей одной приходится проделывать всю работу. Есть же, в конце концов, обычная вежливость. Ну раз так, она знает, что сказать.
- Миссис Уховертка написала еще одну книгу. – сказала она.
- Я слышала. – ответила Бабушка. Тени в комнате словно сгустились.
Что же, это объясняло дурное настроение. Одна мысль о миссис Уховертке приводила Матушку Ветровоск в ярость. Во-первых, она была не местная, что уже само по себе было преступлением. Во-вторых, она писала книги, а Бабушка книгам не доверяла. И еще, миссис Уховертка (произносится, как Ухо-эртка, по крайней мере, самой миссис Ухо-эрткой) верила в блестящие палочки, магические амулеты, мистические руны и влияние звезд; в то время, как Бабушка Ветровоск верила в чашку чая, печенье, умывание холодной водой по утрам и, ага, главным образом она верила в Матушку Ветровоск.
Миссис Уховетрка пользовалась популярностью среди молодых ведьм, потому что ведовство, которое она предлагала, позволяло носить столько украшений, что ходить было трудно. Бабушка Ветровоск популярностью не пользовалась -
- за исключением тех случаев, когда в ней была нужда. Когда над колыбелью стоял Смерть или топор соскальзывал и лилась кровь, тогда посылали в холодный кривой домишко на лесной поляне. Когда все надежды были потеряны, звали Матушку Ветровоск, потому, что она была лучшей.
Она всегда приходила. Всегда. Но любили ли ее? Нет, ведь нужда и любовь не одно и то же. Бабушка Ветровоск была для серьезных случаев.

Тем не менее, Тиффани она по своему нравилась. Тиффани думала, что и она нравилась Бабушке. Тиффани разрешалось обращаться к ней «Бабушка», тогда как другие молодые ведьмы обязаны были называть ее «госпожа Ветровоск». Иногда Тиффани приходило в голову, что если чувствовали дружеское расположение к Бабушке, она проверяла вас, как далеко вы можете зайти. Все, что касалось Бабушки Ветровоск было испытанием.

- Книга называется «Полеты на метле для начинающих». - продолжила Тиффани, внимательно следя за Бабушкой.
Бабушка Ветровоск улыбнулась. Это означало, что уголки ее рта приподнялись.
- Ха! – ответила она. – Я говорила это раньше и скажу снова: нельзя научиться ведовству по книгам. По мнению Летиции Уховертки, чтобы стать ведьмой достаточно сбегать в лавку.
Она одарила Тиффани пронзительным взглядом, словно что-то прикидывая про себя. Затем она сказала – Спорю, что вот так, она делать не умеет.
Бабушка взяла чашку горячего чая и сжала ее одной рукой. Другой она взяла Тиффани за руку.
- Готова?
- К че-... – начала Тиффани и вдруг почувствовала, как ее руке стало горячо. Жар разлился по руке, согревая ее до костей.
- Чуешь?
- Да!
Нагрев прекратился и Бабушка Ветровоск, не сводя глаз с лица Тиффани, медленно перевернула чашку.
Чай выпал одним куском. Он полностью замерз.

Тиффани была достаточно взрослой, чтобы не спрашивать – Как вы это сделали? Бабушка Ветровоск не отвечала на глупые вопросы, или, если уж на то пошло, просто не отвечала на большинство вопросов.
- Вы переместили тепло. – сказала Тиффани. – Вы вытянули тепло из чая и переместили его ко мне, да?
- Да, но мне самой горячо не было. – торжествующе сказала Бабушка. – Это все равновесие, понятно? Вся штука в равновесии. Балансируй и... - Она сделала паузу. – Ты когда-нибудь качалась на перекладине? Качающаяся доска, у которой один конец поднимается, а другой опускается? В середине доски, в самой середине, есть место, которое не двигается. Концы доски раскачиваются вверх и вниз, а середина остается неподвижной, там находится центр равновесия. – Бабушка фыркнула. – Магия, в основном, заключается в перемещении.
- Я могу этому научиться?
- Почему нет? Это не трудно, если у тебя голова на месте.
- Вы можете научить меня?
- Я только что тебе показала.
- Нет, Бабушка, вы только показали, как это делается... а не как это сделать!
- Не могу объяснить. Я знаю, как я это делаю. Ты будешь делать по своему. Все, что нужно – правильно настроиться.
- Как?
- Да мне то откуда знать? Это-ж твоя голова! – отрезала Бабушка. – Поставь чайник, будь добра. Мой чай остыл.

Было в этом что-то язвительное, но такова Бабушка. Она полагала, что коли ты способен учиться, то сам во всем разберешься. Какой смысл облегчать кому-либо задачу. Жизнь трудна, любила говорить Бабушка.

- Я вижу, ты все еще носишь эту побрякушку. – сказала Бабушка. Она не жаловала побрякушки – так она называла любой кусок металла на ведьме, который бы не скреплял, не застегивал или не поддерживал. Такие веши были безделками.

Тиффани прикоснулась к серебряной лошадке на шее. Лошадка была маленькая, безыскусная и очень много значила для нее.
- Да – спокойно ответила она,– я все еще ношу ее.

- Что у тебя в корзинке? – неожиданно спросила Бабушка, что было на редкость неприлично. Корзинка Тиффани стояла на столе. Конечно же, в ней лежал подарок. Все знали, что отправляясь в гости, надо привезти подарок, но общепринятая вежливость требовала удивляться при его виде и восклицать что-то вроде – «Ооох, ну зачем же!»
- Я вам кое-что привезла. – сказала Тиффани, ставя черный чайник на огонь.
- Не было никакой необходимости везти подарок. – сурово заявила Бабушка.
- Ну да. – ответила Тиффани и ничего больше.

Она слышала, как Бабушка приподняла крышку корзинки. В корзинке сидел котенок.
- Ее мать Пинки, кошка вдовы Кэйбл. – сказала Тиффани, чтобы заполнить тишину.
- Не нужно было! – рявкнула Бабушки.
- Мне было совсем не трудно. – Тиффани улыбнулась, глядя на огонь.
- Кошек мне не надо.
- Мышей гонять будет. – ответила Тиффани, все еще не оборачиваясь.
- У меня нет мышей.
Потому, что им нечего есть, подумала про себя Тиффани. И сказала вслух: - Миссис Уховертка держит шесть черных кошек.

Беленький котенок, сидящий в корзинке, уставился на Матушку Ветровоск с печальным, изумленным выражением, обычным для всех котят. Ты проверяешь меня, я проверяю тебя, думала Тиффани.
- Представления не имею, что мне с ним делать. Пусть спит в сарае с козами. – сказала Бабушка Ветровоск. Многие ведьмы держали коз.
Котенок потерся о руку Бабушки и мяукнул.

Когда спустя какое-то время Тиффани собралась домой, Бабушка попрощалась с ней в дверях и очень осторожно выставила котенка за дверь.
Тиффани пересекла поляну, на которой она привязала метлу мисс Тенеты.
Но она не стала сразу улетать. Она зашла за куст остролиста и застыла неподвижно, пока не стала невидимой, пока все в ней не заявило – меня здесь нет.
Каждый способен увидеть образы в языках пламени или облаках. Чтобы исчезнуть, надо перстать создавать свой образ и все. Надо выключить сигнал, сообщающий миру о вашем присуствии. И тогда вы растворитесь в окружающей среде. Ваше лицо сольется с листвой, а тело станет частью дерева или куста. Люди сами мысленно заполнят пустое место.

(Leave a comment)

Wintersmith, Terry Pratchett - Всякая всячина, в основном переводная

> Recent Entries
> Archive
> Friends
> Profile


> Go to Top
LiveJournal.com